Суббота, 23.09.2017, 12:17
Приветствую Вас Гость | RSS

Отечество нам - УПИ!

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Посетители
счетчик посещений
Форма входа

Школа

 
 
Ставший для нас привычным и само-собой разумеющийся уровень образования, когда принимая людей на работу, мы уверены, что читать и считать они умеют, мы даже не замечаем. Правда в новейшие времена неграмотность уже начинает себя проявлять в самый неподходящий момент. Например, в армии. Вдруг выясняется, что призывники не знают элементарных вещей. Не могут правильно написать или посчитать. Не знают что такое синус угла 30 градусов и т.д. Только потеряв что имели, начинаем задумываться, откуда это происходило. Ещё больше шокируют моральные принципы и культурный уровень «дорогих россиян».
 
Известный политик советского периода, доктор исторических наук Валентин Фалин, высказал, на мой взгляд, важную мысль: «Что преобразует разноликую толпу в сообщество, а сообщество в народ? Что подвигает народ элиминировать внешние угрозы, сбрасывать гнёт, одолевать внутренние раздоры? Обобщающая вековой опыт, вера в схожую судьбу, наработанные поколениями духовные начала, из коих, пожалуй, самым стойким, пусть различно себя выражающим, является культурный вектор. Сколько легенд, традиций, заповедей пережило своих прародителей? Не счесть. Украдите у человека свет знаний, вытравите его память – и перед вами биологическая тень робота».
 
И так, разноликая толпа преобразуется в народ на основе «культурного вектора» и «света знаний». Это необходимые основы формирования и устойчивости нации. Многие народы исчезли с лица земли, утратив собственную культуру и знания в силу разных причин. А другие выжили и развились до высокого цивилизационного уровня, несмотря на многочисленные катаклизмы.
 
Почти двухтысячелетняя российская история в тяжелейших и сложнейших условиях смогла состояться именно благодаря высокому уровню культуры и образования, которые традиционно поддерживались с древнейших времён. Михаил Васильевич Ломоносов в "Древней российской истории" констатирует: "Немало имеем свидетельств, что в России толь великой тьмы невежества не было, какую представляют многие внешние писатели (историки - прим. авт.) Инако рассуждать принуждены будут, снесши своих и наших предков и сличив происхождение, поступки, обычаи и склонности народов между собой".
 
Культура, образование, наука начинаются с письменности. Ещё до прихода Кирилла и Мефодия в русские земли, у восточных славян уже существовала собственная письменность, на которой были написаны священные книги. Причём письменностей было две. Первая – христианская протокирилица. Эта письменность на которой было написано Корсуньское Евангелие и Евангелие присланное византийским императором Василием Македоняниным князю Аскольду в 866 году. Вторая – языческая. Эта письменность была открыта с находкой Влесовой Летописи.
 
Историк Пискунов даёт более раннюю оценку состояния письменности у восточных славян – в начале нового времени. Но и ещё раньше, он говорит: «Можно полагать, что уже в родоплеменной период славяне использовали пиктографическое письмо». Его мнение разделяет историк В. А. Чудинов, который считает, что «есть славянские надписи гораздо более древнего возраста (чем Влесова Летопись). Сразу же хочу предупредить читателя, что особо древних произведений на таких носителях как бумага, дерево или даже пергамент быть в принципе не может. Самые древние надписи, в том числе и русские, высечены на камне, я их прочитал более двух сотен».
 
История педагогики указывает, что «Последовательно развивался и процесс разделения видов труда, обособления ремесел и их усложнения, в связи с чем возрастала длительность подготовки к профессиональной деятельности. В результате в VI-IX вв. у восточных славян уже обозначилась такая форма обучения, как ученичество. Нужно отметить, что мастер должен был не только обучать ученика специальным умениям и навыкам, но и знакомить его с определенными культовыми знаниями, а сами ремесленники считались у восточных славян чародеями.» Профессор Шестаков в книге «Очерки по истории Херсонеса VI-X веков» упоминает о «Летописи об обучении русских детей грамоте», относящейся ко времени князя Владимира 988 года.
 
Историк Миролюбов пишет: « Князь Владимир (947-1015) привёл из Херсонеса сам и позже получил вместе с митрополитами и епископами образованных людей и учителей» Т. е. речь идёт не только о христианском просвещении, которое было основным, но и об образованных людях и учителях грамоте и основам ремёсел и наук. Именно Владимир учредил на Руси первые школы по обучению грамоте. «Образованные люди» по мнению Ляшевского были мастерами по церковному зодчеству. Упоминание об этом имеется в Житии князя Владимира: «… и нача ставити по всем градам церкви…» в том числе и Десятинную церковь в Киеве.
 
Главная педагогическая технология, мировое открытие-изобретение! Сочетание духовно-нравственного, научного и профессионально-технологического образования! Ничего подобного в Европе не было и до сих пор нет! Мягко, но настойчиво князь продвигает образование в народ. Ломоносов отмечает: "Некоторое неудовольствие в народе, особливо ж у женского полу, произошло, когда Владимир повелел учредить школы для научения малых детей грамоте, но матерние слёзы и негодование благоразумными увещеваниями, учительские излишние строгости добрыми установлениями прекратил рачительный первосвященник".
 
Заложенные князем Владимиром основы системного религиозно-светского образования были многократно преумножены его сыном Ярославом Мудрым (978 -1054). Ярослав приказал переводить церковные книги с греческого на русский язык. Огромные средства тратились на переписку книг. Продолжая дело своего отца, князь организовывал на Руси школы для обучения грамоте. Так, например, в Новгороде он основал училище на 300 учеников. Сам он был хорошо образованным человеком, любил книги и чтение и собрал первую на Руси библиотеку, которую передал храму Святой Софии в Киеве. Храм Св.  Софии был построен князем в честь победы над печенегами и украшен позолоченными воротами. Знаменитым деянием Ярослава стало введение на Руси первого свода законов, называвшегося «Русская Правда». В ней говорилось, что родители обязаны готовить своих детей к трудовой и семейной жизни.
 
Князь покровительствовал торговле, строил новые города, и оборонительные линии, защищавшие южные границы Руси от кочевников. С именем Ярослава связывается эпоха « высшего процветания Киевской Руси». (Энциклопедический словарь. Изд. Ф. А. Брокгауз, и. А. Ефрон 1904 г.) Об уровне образования того времени можно судить по следующему яркому примеру, связанному с дочерью Ярослава Мудрого Анной. Король Франции Генрих I после неудачного сватовства к ней в 1044 году через 4 года все-таки получил согласие киевского князя на брак. В 1051 году Анна Ярославна прибыла в Париж, где и состоялась свадьба, а в 1052 году у них родился сын Филипп, коронованный в 7-летнем возрасте в Реймсе. Анна родила ещё двух сыновей Гугона и Роберта.
 

В отличие от неграмотных придворных (и самого короля Генриха I) русская королева Франции была очень образованной (родной язык, латынь, затем французский). Она ставила свою подпись на государственных документах рядом с крестиками короля и придворных. Анна писала отцу: "В какую варварскую страну ты меня послал: здесь жилища мрачны, церкви безобразны и нравы ужасны!” Ведь в то время в Киеве уже были мостовые, а в Париже помои выливали из окон на улицу. В Киеве было около 400 церквей и 8 рынков. Киев соперничал по красоте с самим Константинополем!

После смерти мужа Анна (1060 г.) два года провела в Санлизском монастыре, потом вышла замуж за графа де Крепи, и до совершеннолетия сына Анна достойно управляла Францией 8 лет. Её подпись на документах присутствует вплоть до 1075 года.
Римский Папа Николай II послал ей письмо, в котором восторгался ее "государственным” умом.
Предполагают, что в конце жизни Анна вернулась в Киев. А в Париже она оставила так называемое Реймсское Евангелие (рукописный памятник, созданный на Руси в начале XI века), на котором и приносили затем присягу будущие французские короли. Существует гипотеза, согласно которой, Анна привезла во Францию библиотеку древних русских книг. Это вполне вероятно, если учитывать её образованность и любовь к знаниям. Поисками следов библиотеки занимался в конце XVIII начале XIX века русский посланник во Франции Пётр Петрович Дубровский. Поиски успехом не увенчались. Известно, что Анна по русской традиции любила охоту в окрестностях маленького Парижа.
 
 
Славянские числа, использовались в России до конца XVII века.
При Петре I возобладала арабская нумерация.
 
   Игорь Самочеляев
 
Поиск
Аудио
Новости
Видео

Copyright MyCorp © 2017
Создать бесплатный сайт с uCoz