Понедельник, 18.12.2017, 23:27
Приветствую Вас Гость | RSS

Отечество нам - УПИ!

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Посетители
счетчик посещений
Форма входа

УПИ им. А. С. Пушкина стр 2

 Винник Эйзер Владимирович 
 
- Говорят, что до 1937 года в Уральске была синагога…
- Именно так. Одним из потомков еврейских переселенцев является бывший преподаватель Уральского педагогического института имени А. С. Пушкина Эйзер Владимирович Винник, на долю которого выпало немало жизненных испытаний. Этот уважаемый уральцами человек был свидетелем того, когда в 1937 году уральскую синагогу отдали под коммунальное жилье. К сожалению, сейчас это здание уже разрушено.
 
 Отец Эйзера Владимировича в собственной квартире организовал молельный дом, и до 1981 года у них хранился свиток - «Тора». Но судьба сделала свое дело. Из-за смелых высказываний и привычки говорить всю правду в глаза Эйзер Владимирович поплатился свободой на несколько лет, и после его ареста Тора исчезла бесследно… Об особенностях еврейской культуры и истории становления еврейского культурно-просветительского общества в Уральске «Н» рассказала председатель этого общинного центра Ольга Дергачева.
 
Уральск. Еженедельная газета «Надежда».
 
Акмурзин С. А.

 
Акмурзин Сарсен Акмурзиевич (1909-1999) – родился в 1909 году в Жангалинском районе. В 1926- 1930 г.г. работал в аул – совете и райисполкоме. Окончил педагогический техникум, Уральский педагогический институт им. А.С.Пушкина. Работал директором казахской средней школы №11. С 1938 г по 1996 г работал в Уральском педагогическом институте им. А.С.Пушкина старшим преподавателем, доцентом, заведующим кафедрой, проректором и ректором института. Заслуженный работник высшей школы Казахстана, отличник народного образования. Участник Великой Отечественной Войны, инвалид второй группы. Награжден орденами «Знак Почета», «Красной Звезды», Отечественной Войны I степени.
 
Шахов Б. П. 
Шахов Борис Павлович - к. ф-м. н. В 1954 г. окончил КазГУ в г. Алма-Ата . Специализация на кафедре радиоактивности. В 70-х годах заведующий кафедрой физики, затем был зав. кафедрой теоретической и эксперементальной физики УПИ.
 
 
Шахова Ю. А.

Шахова Юлия Александровна -  к. ф-м. н. преподаватель УПИ.
 
 
 
 
 
 
 
 
Шаховы уехали из Уральска в 1988 году и 20 лет проработали в Самарском педуниверситете.
 
 
Сурова Клавдия Яковлевна

 
Обычный субботний вечер. Все двери больничных палат, где лежат тяжелораненые, раскрыты настежь. Ступеньки парадных лестниц, ведущих на второй этаж, заполнены «ходячими» больными в серых халатах. Это зрители. Импровизированная сцена располагалась в вестибюле. Тишина. Вот-вот начнется концерт. Вперед выходит пропагандист Михайлюк - хрупкая девушка в темном платье, недавно эвакуированная из Минска в Уральск. В подготовленной ею небольшой политинформации - новости с фронта и важные сообщения от правительства. Все напряженно слушают. Информация нужна как хлеб. Через десять минут подругу сменяет двадцатилетняя Клава Сурова. На ней голубое в крапинку шерстяное платье с белым воротником, специально сшитое для так и не состоявшегося выпускного вечера в институте… На туфлях - резиновые ботики.

- Жди меня, и я вернусь. Только очень жди…

Симоновские строки, прочувствованные до глубины души молодой учительницей русского языка и литературы, невольно вызывают у присутствующих слезы. Читая это стихотворение, недавно присланное братом Рафаилом с фронта, Клава думала обо всех братьях, воевавших тогда - Николае, Александре, Рафаиле и Вениамине… Стихи о Зое Космодемьянской, Лизе Чайкиной, Николае Гастелло, и многие другие она прочла наизусть на одном дыхании. А в конце один из раненых сыграл на баяне попурри известных песен. Лица бойцов тогда сразу преобразились - нахлынули воспоминания о мирной жизни…

- В госпитале я начала работать с декабря 1942 года, совмещая работу со школьными занятиями, - рассказывает старший преподаватель филологического факультета, ветеран кафедры русской и зарубежной литературы ЗКГУ Клавдия Яковлевна Сурова. – Помню, новый комиссар госпиталя Александр Николаевич Бутц и секретарь комсомола Долгов сказали мне: «Надо, Клава, помочь эвакогоспиталю. Ты активистка. Добросовестно и ответственно выполняешь работу. Нам такие очень нужны». А я была очень энергичной. Еще студенткой успевала и учиться на отлично, кстати, была сталинской стипендиаткой, и посещать многие кружки - хоровой, балетный, драматический, музыкальный, выразительного чтения. Кроме того, еще в институте работала инструктором противовоздушной и противохимической обороны. Имела третий разряд по лыжам. Активно принимала участие в общественной работе… Вот так я и попала в госпиталь. Сначала работала в библиотеке. Разносила по палатам книги и журналы. И если раненые просили книгу, а у нас ее не было, бегала-искала, где только можно было, но старалась непременно найти, чтобы не разочаровать бойцов. А через две недели меня назначили начальником клуба при госпитале. Место библиотекаря заняла эвакуированная из Харькова Дуся Чешко.

Еженедельно по выходным Михайлюк, Сурова и Чешко устраивали в госпитале концерты. А также приглашали в клуб артистов драматического театра Белоруссии, джаз-оркестр училища связи из Ленинграда, которые в это время находились в эвакуации в Уральске.

- Не могу забыть комиссара госпиталя майора Бутца, чуткого и тактичного человека, - вспоминает Клавдия Яковлевна. - Александр Николаевич ежедневно обходил палаты. Чутье подсказывало ему, к кому подойти, кого поддержать теплым словом… Он работникам никогда не приказывал, а поддерживал… Мы брали с него пример и тоже ходили по палатам. Иногда даже со школьниками, которые читали стихи и пели песни. Частенько помогали бойцам писать весточки родным или читали присланные им письма. Многие просили рассказать что-нибудь, поговорить с ними по душам. Боль каждого я принимала как свою. Старалась делиться теплотой своего сердца. А если не получалось, то «грызла» себя: почему не смогла помочь, что сделала не так? Помню, на третьем этаже один тяжелораненый лежал, лет сорока. Глаза стеклянные, постоянно смотрят в одну точку. Губы сжаты, никаких эмоций. Казалось, что и не дышит совсем. Страшно и больно за него было. Ведь это чей-то отец, муж, сын…Что с ним стало потом, не знаю. В 1943-м, когда наши победили под Сталинградом, госпиталь эвакуировали. Я посвятила себя работе в школе.

В госпитале Клавдию Яковлевну любили все. Жена комиссара Ольга Алексеевна называла Клавдию приемной дочерью. Однажды один из раненых даже нарисовал портрет, который до сих пор Клавдия Яковлевна хранит у себя дома. На обороте читаю: «Клава, помни меня, Вас уважающего бойца Красной Армии, пролившего кровь за Родину. 28 мая 1943 г. Уральск. Э/госпиталь. Ив. Макс. Савочка».
После Победы Клавдию Яковлевну Сурову наградили медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». Но для нее не это главное.
- Я уверена, что каждый человек должен делать добро, помогать людям и в горе и в радости, - говорит она. – Благодаря этому мы поднялись бы на ступеньку выше, и стали бы жить лучше…
 
Анна МОСКВИНА. Уральск. Еженедельная газета "Надежда".
 
 
 
     СТР. 1    СТР. 3   
Поиск
Аудио
Новости
Видео

Copyright MyCorp © 2017
Создать бесплатный сайт с uCoz